Крест Скорби и Покаяния

...и в том строю есть промежуток малый. Быть может, это место для меня...

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная 1940 1940 В «НОВЫХ РАЙОНАХ»

Warning: strtotime(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/risti/web/risti.pit.su/public_html/libraries/joomla/utilities/date.php on line 56

Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/risti/web/risti.pit.su/public_html/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198


В «НОВЫХ РАЙОНАХ»

E-mail Печать PDF

Из истории освоения Карельского перешейка 1940-1941

Санкт-Петербург «Нордмедиздат» 2001

12 марта 1940 года в Москве уполномоченными представителями СССР и Финляндии было подписано несколько важных государственных документов — Мирный Договор между СССР и Финляндией и Протокол к Мирному Договору.
В полдень 13 марта советско-финский фронт могуче потряс «Ворошиловский залп» артиллерии. Следом, на передовых позициях пулеметы поспешно дожевали остатки лент и ровно в 12.00 война стала историей.
«Где-то под утро 13 марта всех командиров и солдат поставили в известность, что в 12 часов дня огонь должен быть прекращен. В душе мало верилось, что войне пришел конец, потому что вся артиллерия, минометы, вообще все, что могло стрелять — все стреляло. Самолеты, волна за волной, бомбили
укрепления финнов (мощные ели с корнем летели вверх). Мы уже совсем начали сомневаться в окончании войны, думали произошла какая-то ошибка, но знаете, ровно в 12 часов вся стрельба прекратилась. Установилась мертвая, непривычная тишина. Слышно было как трескается кора на стволах деревьев,
слышно как пролетает птица. Вот тогда все окончательно поверили, что войне конец», — (Верезумский П. М., лейтенант, 701 стрелковый полк, 142 стрелковая дивизия).


«С нашей стороны вышел из окопа командир батальона. С финской стороны показался парламентер с белым флагом. Сошлись, после чего поступила команда в полный голос: «Встать!» Все вышли из окопов, все в белых халатах и наши, и финны. Это было зрелище!», — (Мирошниченко Г. Т., мл. командир,
212 стрелковый полк, 49 стрелковая дивизия).
«Вначале махали друг другу, а потом начали сходиться. Сошлись на ничейной полосе, стали друг друга рассматривать, закуривать, угощать. Помню, что я дал финну несколько галет из НЗ, а он угостил меня своими галетами. Финские галеты были черные, хотя есть можно, не хуже наших. Еще помню, как один
из финнов сказал нашему: «Терве» («Здравствуй!»). А наше подумал: «стерва» и говорит тому с возмущением: «Я же тебя не оскорбляю!». А затем появились комиссары и заставили разойтись
по окопам, чтобы мы случайно не заразились капитализмом », — (Литвин П. Я., красноармеец, 376 артиллерийский полк Резерва Главного Командования).
На всех направлениях бывшего советско финского фронта, началось перемещение крупных
воинских сил. Перемещение производилось согласно пункту 3 Протокола к Мирному договору:
«отвод войск за новую государственную границу и продвижение к ней войск другой
стороны начинается с 10 часов 15 марта 1940 года на всем протяжении границы от Финского залива до Лиекса и с 10 часов 16 марта севернее Лиекса».

2 Движение войск выполнялось в строго оговоренных условиях — ежедневные переходы не менее 7 километров в сутки, с необходимым, также 7 километровым, отрывом друг от друга. Основные перемещения
были произведены за несколько дней. На отдельных участках отвод и продвижение частей по различным причинам затянулись до 26 марта. Только в Заполярье никто никуда не спешил, так как вывод советских войск из Петсамо планировалось завершить не ранее 10 апреля 1940 года.
Советские войска выходили на новые государственные рубежи. Рубежи в соответствии со статьей II Мирного Договора включали в себя весь Карельский перешеек, территории, прилегающие к западному и северному побережью Ладожского озера, район Куолаярви, часть полуостровов Рыбачий и Средний, а также арендованным сроком на 30 лет полуостров Ханко.
«Зашли мы в Сортавала и вот наша «братия» давай хозяйничать: идет мимо магазина и раз! Прикладом винтовки по огромной стеклянной двери или витрине. Я и еще один товарищ закричали на него: «Что ты делаешь! Винтовка, что тебе для этого дана?! Да и зачем бить, ломать, тем более, что теперь все наше, надо беречь». Так он еще огрызнулся: «Вы что за финнов?» «Вот, — говорим, — отведем тебя к коменданту, тогда будешь знать! «Многие вели себя недостойно. Стали бить, ломать, растаскивать из магазинов, что нужно и не нужно. Потом, конечно, такого не стало» — (Крутов А. В. старшина, 402 стрелковый полк, 168 стрелковая дивизия).
Март месяц набирал силу и на всем протяжении былого советско-финского фронта из-под тающего снега стали проступать тела погибших бойцов. Сбор трупов был кошмарен и невероятно тяжел: «Где-то 20 марта нас послали собирать убитых под местечком Тайпале.27 Когда мы туда пришли, то пришлось вырубать
убитых изо льда. Собрали 98 погибших из нашего лыжного батальона. А всего подобрали под этим местечком тела 217 человек», — (Фроль А. А., красноармеец, 97 отдельный лыжный батальон).
«После 13 марта мы собирали наших павших солдат. Похоронили их в братской могиле на одной железнодорожной станции, недалеко от Выборга, название станции забыл. Когда похоронили павших, надо было сделать памятник. Нам приказали взять железные ломы и мы поехали в Выборг на городское кладбище и давай подбирать подходящий материал. Разбили несколько надгробий. Это было жестоко с нашей стороны, этот случай остался у меня в памяти, но солдат приказ не обсуждает, а выполняет», — (Герман И. Г., красноармеец, 13 танковая бригада).
«В мае нас послали убирать трупы убитых солдат. Нашему взводу досталась территория в районе Салми. Берем труп за полы шинели, кладем на носилки и стаскиваем в одно место. В могилу складывали
по 10-15 трупов. Закопаем, ставим столбик, прибьем дощечку с номером могилы и количеством трупов и ни имен, ни фамилий и никаких почестей. Сколько мы так закопали, не скажу, потому что точно не знаю, но полагаю, что наш взвод похоронил не одну сотню. А убитых лошадей мы обливали бензином и сжигали», — (Михайлов Н. П., красноармеец, 37 стрелковая дивизия).
«Мы стояли в местечке Туоярви и нас направили собирать не захороненные останки трупов. Мы были одеты в противоипритные костюмы и работали в противогазах, так как это было где-то в конце июля или начале августа. Мы тогда много трупов захоронили, примерно 40 или 50 человек. У кого были документы, то их отдавали старшему по команде. А потом начались сильные лесные пожары и нас посылали на тушение и тоже попадались обгоревшие трупы. Так их просто закапывали на месте — (Игунцов В. Т., красноармеец, 20
стрелковый полк, 37 стрелковая дивизия).
Ужасная работа по сбору трупов не миновала и финнов: «В конце марта в нескольких местах из снега вытаяли трупы убитых финнов и еще один труп находился в сарае. В эту деревню, где мы стояли на отдыхе, приехала, в сопровождении пограничников, машина с двумя финнами и двумя финками. Спросили, есть ли где трупы? Им показали. Они подобрали и уехали. Все это было обыденно и незаметно», — (Клименко М. А., красноармеец, 43 стрелковая дивизия).
Во избежание эпидемий с похоронами старались покончить как можно скорее, но поскольку всю войну в Красной Армии царило безответственное отношение к погибшим, а также ввиду несоизмеримо большего количества павших, советской стороне пришлось пожинать скорбные военные плоды гораздо дольше, вплоть до летней жары 1940 года. Помимо похорон с марта месяца войска приступили к разминированию территорий и населенных пунктов. Город Выборг, как наиболее сильно заминированный, задал саперам
особенно много тревог и работы. Кроме этого на местах боев начался интенсивный сбор различной амуниции, оружия, не разорвавшихся авиабомб, снарядов, мин, гранат: Также в определенные места, свозилась, для последующей отправки на восстановление либо переплавку, подбитая или сожженная боевая техника. Наравне с танками и бронемашинами по лесам и болотам собирали брошенные стрелковые бронещиты, а специальные подразделения занялись демонтажем взрываемых финских укреплений — автогеном срезали прутья арматуры, бронеколпаки, вырезали броневые плиты амбразур и дверей. Не обошлось и без несколько странноватого занятия: «Во время войны привозили хлеб, а он весь мерзлый —
топором руби! Такой хлеб просто выбрасывали. Война кончилась и только начал таять снег, помню, как собирали буханки, грузили на машины и полные трехтонки этого хлеба вывозили из Финляндии обратно в Советский Союз», — (Ахтырко Г. Е., мл. командир, 13 танковая бригада).
Не менее активно воинские части привлекались к расчистке улиц населенных пунктов, ремонту шоссейных и железных дорог и оказанию всесторонней помощи всевозможным комиссиям, создаваемым Временными управлениями.
На Карельском перешейке с момента окончания боевых действий за восстановление железнодорожных путем взялись бригады ленинградских железнодорожников. Работы велись круглосуточно и, нужно сказать, весьма успешно. Уже 24 марта было открыто регулярное железнодорожное сообщение между
Ленинградом и Выборгом.
Жизнь била ключом и на территории Северного Приладожья. Здесь началось строительство железной дороги Кандалакша— Куолаярви и восстановительные работы на линии Петрозаводск— Суоярви—Питкяранта—Сортавала. Работы велись военными железнодорожниками, бригадами путейцев из Ленинграда, Петрозаводска, Кандалакши, Мурманска и заключенными лагерей.
В населенные пункты Северного Приладожья прибыли комиссии из министерств и ведомств Карельской АССР, а также отряды «пионеров» — работники связи, почты, милиции, бытового обслуживания, здравоохранения и строители. До конца месяца намечалось прибытие новых партий гражданских
специалистов. И кроме этого был запланирован железнодорожным пробег по линии Петрозаводск—Суоярви—Питкяранта— Сортавала—Кексгольм—Выборг агитационного поезда Карельского обкома КП(б) с артистами, лекторами и кинофильмами «Ленин в Октябре», «Ленин в 1918 году» и «Героический поход».

31 марта 1940 года стало днем рождения 12-й республики
Союза ССР.

Идя навстречу пожеланиям трудящихся Карельской Автономной Советской Социалистической Республики и руководствуясь принципом свободного развития национальностей, Верховный Совет Союза Советских Социалистических Республик постановляет:
1. Территорию, отошедшую от Финляндии к СССР, на основании мирного договора между СССР и Финляндией от 12 марта 1940 года, за исключением небольшом полосы, примыкающей
непосредственно к Ленинграду, передать в состав Карельской Автономной Советской Социалистической Республики, в том числе передать города: Выборг, Антреа, Кексгольм, Сортавала, Суоярви, Куолаярви.
2. Преобразовать Карельскую Автономную Советскую Социалистическую Республику в Союзную Карело-Финскую Советскую Социалистическую Республику.
3. Передать в распоряжение Карело-Финской Советской Социалистической Республики промышленные предприятия, расположенные на территории, включаемой в состав Карелии, согласно пункта первого настоящего Закона, за исключением небольшого количества предприятии, имеющих общесоюзное
значение».
Закон о преобразовании был принят единогласно, под бурные, несмолкающие аплодисменты, переходящие в овацию.
К 19 имеющимся районам бывшей КАССР было присоединено семь административно-территориальных
единиц, по терминологии того времени «новых районов» — Выборгский, Кексгольмский, Яскинский, Куркиекский, Сортавальский, Питкярантский и Суоярвинский (Ленинградская область осталась довольствоваться тремя административными новообразованиями — Койвистовским, Каннельярвинским и
Раутовским районами).
Апрель 1940 года пришел на бывшие финские земли уже не как на некие «новые территории», а как на неотъемлемую часть Карело-Финской Республики, в свою очередь составляющей малую часть огромной страны СССР.
Точно также — первый раз за свою историю — отмечали 1 мая и в других населенных пунктах. Среди всех пунктов, в смысле праздничного убранства, особо выделялась Сортавала. Город был щедро украшен лозунгами и живописными панно, показывающими «победный марш Красной Армии на полях битвы с финской белогвардейщиной», а поздно вечером к вечным небесным светилам, добавился целый ряд новых — «над городом зажглись красные звезды, установленные на здании гостиницы и других домах города».
«1 мая, город Питкяранта — пустое поле, нет домов, нет флагов, нет демонстрации. Лишь на вокзале висит красный флаг. Собрались семейные, 12 человек и решили отметить праздник. В депо, за поворотным кругом, стояло кирпичное низкое здание, в нем и посидели. Ночью побоялись расходиться, передремали
здесь же, а утром опохмелились и разошлись, и весь праздник» — (Рычаго Ф. И., участник освоения).
Однако наиболее значительным и важным событием мая 1940 года для новых районов, как, впрочем, и всей остальной территории Карело-Финской республики, стала избирательная кампания по выдвижению кандидатов в депутаты ВС СССР, Совет Национальностей ВС СССР и ВС КФССР. Причем, значимость
кампании пропорционально возрастала вместе со значимостью и весомостью кандидатуры, выдвигаемой трудящимися в том или ином избирательном округе.
Самый отборный кандидат в депутаты проходил по новым районам. В Выборгском избирательном округе — И. В. Сталин, Л. П. Берия, А. А. Жданов. К. Е. Ворошилов, Г. М. Куприянов, Л. М. Каганович и Н. С. Хрущев; в Кексгольмском — В. М. Молотов и О. В. Куусинен; в Сортавальском — опять И. В. Сталин и вновь Н. С. Хрущев; в Суоярвинском — И. В. Сталин и К. А. Мерецков.
В начале мая в лесную глушь были направлены первые геолого-разведывательные партии Ленинградского геологического управления. Геологам предстояло провести изыскательские работы на медно-оловянном месторождении Питкяранта, изучить месторождение титано-магниевых руд в районе Сортавала, обследовать залегания медной руды в районе Суоярви. Планировалось обследование залежей керамической глины, гранита и мрамора в районах Выборга и Сортавала. Также намечалась геологическая разведка на полосе колчедановых месторождении Чалка-Улялега к востоку от Суоярви и поиски меди, никеля, хромита, платины, известняков и доломитов на площадях восточнее Куолаярви.

Не осталось без внимания и Ладожское озеро, точнее его северные районы. Академия наук СССР приступила к подготовке «Особой Ладожской экспедиции», под руководством доктора биологических наук, профессора П. Ф. Домрачева. На западном берегу озера в поселке Морье и на северном побережье в Сортавала началось оборудование специальных лабораторий для проведение гидрологических, биологических, промысловых и других научных исследований. Свой интерес в новых районах увидел и Наркомздрав СССР. На Карельский перешеек прибыли авторитеты в области здравоохранения во
главе с директором ВИЭМ профессором Тропер-Грашенко и заведующим Ленгорздравотделом доктором Эдминым. Цель комиссии — осмотр санаторно-курортных зон перешейка, на предмет дальнейшей постановки лечебно-санаторной работы.
В целом члены комиссии осмотром остались довольны. Особое удовлетворение им доставило посещение старейших санаториев для лечения легочных заболеваний «Халила» и «Патру». Комиссия Тропер-Грашенко постановила включить эти санатории в ряд объектов, требующих первоочередного ввода в эксплуатацию. В заключении комиссии было указано, что данные санатории по своим лечебно-оздоровительным свойствам
способны затмить славу всемирно известного курорта Давос.
Поэтому уже к середине мая в санаториях полным ходом развернулись восстановительно-ремонтные работы, которые велись под личным контролем А. А. Жданова.
28 мая появилось постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О мероприятиях по восстановлению хозяйства в новых районах Карело-Финской ССР и Ленинградской области». Постановление предусматривало оказание дополнительной помощи строительными материалами, техникой, сельскохозяйственными машинами и другими средствами. Также было намечено переселение в новые районы 40 тысяч семей колхозников из
Белорусской и Украинской ССР, Мордовской, Татарской, Чувашской автономных республик, Вологодской, Калининской, Кировской, Пензенской, Рязанской, Смоленской и Тульской областей РСФСР.
Начинался очередной этап освоения бывшей финской территории.

Первые семьи колхозников-переселенцев появились в новых районах в начале июня.
Управление широко размахнулось с организацией  планового заселения, вознамерясь только в июне месяце
переселить в новые районы КФССР и Ленинградской области 5000 колхозных семей.
«На станции Питкяранта разгружались семьи, приехавшие из разных краев. Больше всего приехавших было из Мордовии. Бедные, без коров, у некоторых коза или поросенок, но большинство без домашних животных.
В 10 километрах от Питкяранта в сторону Янисярви был разъезд-полустанок, а от него полевая дорога к  хуторам. Там с десяток домов было и вот в этих домах поселились приехавшие из Мордовии. В одном таком красивом домике, где поселилась мордва, весь мусор прямо через окно выбрасывали. Накидали кучу, и помои, и очистки, чуть не под крышу, и детский горшок сверху. Я ахнул, когда увидел такую картину! А тот, кто домик строил, так, наверное, убил бы. Приезжие сомневались, что новая граница будет навсегда,
чувство неуверенности какое-то было», — (Рычаго Ф. И., участник освоения).
Группа специалистов из Ленгипрогора под руководством главного архитектора Выборга И. Красотина приступила к работе по составлению генерального плана восстановления и реконструкции города.
Еще одна группа архитекторов проводила подготовительные работы по составлению архитектурно-планировочного проекта строительства новой Питкяранты. Составителям проекта предстояло увязать размещение городской инфраструктуры с намеченным перепланированием Питкяранты из “захолустной
дыры” в крупный железнодорожный узел и центр Беломоро-Онежского пароходства.
Следом за выходом «Выборгского водника» в Москве было рассмотрено и утверждено решение ЦК КП(б) КФССР об издании еще семи газет общим тиражом в 19 тысяч экземпляров.
С 1 октября предстоял выпуск следующих газет: «Вийпурский большевик» (Выборг), «Коммунар» (Кексгольм), «Красное знамя » (Сортавала), «Трибуна стахановца» (Яаски),80 «Колхозная правда» (Куркийоки), «Новая Ладога» (Салми), «Ленинский путь» (Суоярви).

Книга


Warning: mktime(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/risti/web/risti.pit.su/public_html/libraries/joomla/utilities/date.php on line 117

Warning: strftime(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/risti/web/risti.pit.su/public_html/libraries/joomla/utilities/date.php on line 250
Последнее обновление 27.10.10 21:50
 


Яндекс.Метрика


Объявления


Warning: date(): It is not safe to rely on the system's timezone settings. You are *required* to use the date.timezone setting or the date_default_timezone_set() function. In case you used any of those methods and you are still getting this warning, you most likely misspelled the timezone identifier. We selected the timezone 'UTC' for now, but please set date.timezone to select your timezone. in /home/risti/web/risti.pit.su/public_html/libraries/joomla/utilities/date.php on line 198

Если атака развивается успешно, значит впереди засада.