Крест Скорби и Покаяния

...и в том строю есть промежуток малый. Быть может, это место для меня...

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная 1941 1941 Воспоминания бойца истребительного батальона Шишканова Георгия Ильича.


Воспоминания бойца истребительного батальона Шишканова Георгия Ильича.

E-mail Печать PDF

Питкяранта, 1941, сгоревший бронеавтомобиль

Из материалов, собранных поисковиками Питкярантской Школы под руководством учителя истории Обогрелова В.Ю. в 80-е годы
В конце июня или начале июля 1941 года в г.Питкяранта был создан истребительный батальон, в который вошли и мы, 19 ребят из Оренбургской области. В г.Питкяранта мы приехали в начале мая месяца 1941 года после окончания школы ФЗО №2, которая находилась в поселке Домбаровский Оренбургской области. В Питкяранта работали на медно-рудных шахтах, организация называлась геологической партией.
Мы, семнадцатилетние ребята, комсомольцы, вступили в истребительный батальон с гордостью, с чистым сердцем и желанием быть полезными в это тяжелое для нашего народа и страны время.
С первых дней войны наша организация занималась погрузкой оборудования в железнодорожные вагоны для отправки в тыл. Все работали круглыми сутками(отдыхали на рабочих местах). И в это время старшие товарищи занимались с нами изучением винтовки, обращению с ней.

Как бойцы истребительного батальона, готовили помещения к приему раненых, которые начали поступать в начале июля и занимались их размещением. С большим удовлетворением и наслаждением мы выполняли поручения командиров и старших товарищей по батальону. С чувством гордости шли на дежурство в штаб истребительного батальона, который размещался в отдельном домике ближе к берегу озера, там же находился и склад с оружием.
С 14 на 15 июля вместе с другими бойцами батальона я дежурил в штабе в качестве посыльного связного. Возвращаясь в штаб с очередного задания утром 15 июля, увидел во дворе одного дома группу людей, человек 10-15 о чем-то горячо рассуждавших.  Доложив о выполнении задания в штабе заместителю командира, я рассказал о группе людей, которых видел во дворе дома.
Вечером того же дня 15 июля, когда в штаб по тревоге собрались бойцы батальона, зам.командира сказал мне, что среди людей, которых я видел, задержали группу, которая готовила срыв организованной эвакуации людей и оборудования, сеяла среди людей панику.
Часть батальона была выставлена в карауле, остальные отдыхали здесь же, в штабе.
Рано утром 16 июля по команде командира истребительного батальона открыли склад с оружиеми боеприпасами. Члены батальона стали получать винтовки, патроны, брезентовые патронташи, противогазы Все это по списку получали и расписывались.
Затем всех разбили на две группы, несколько человек оставили в карауле у штаба. По команде группы стали продвигаться вперед в сторону наступающего врага, чтобы встретить и задержать его на окраине города. Но, к сожалению, наши группам выйти на окраину города не удалось, потому что враг уже зашел в город, занял чердаки домов, где установил пулеметы и усиленно обстреливал город.
Бойцы батальона шли вдоль железной дороги недалеко от озера. Ураганный огонь врага остановил наше движение вперед. Затем была дана команда небольшими группами, перебежками отходить назад с тем, чтобы не оказаться отрезанными и прижатыми к озеру, так ка регулярные части, находящиеся от нас со стороны леса, отходили, и враг занимал город.

Питкяранта, 1941

На фото панорама Питкяранты после оставления нашими войсками. Снято от заводского моста. На станции брошенный эшелон (железную дорогу до Олонца финны построили только к 1944-му году, и от Питкяранты в 1941-м можно было уехать только на Янис-ярви, а там уже были финны). Дальше белеет здание, где нынче дом детского творчества.


Под сильным обстрелом, выполняя команду, бойцы группами отходили в сторону соцгородка, так называли микрорайон двухэтажных деревянных домов, построенных после финской войны.
Во время отхода бойцы батальона потерпели потерю руководства батальона со стороны командира.
В районе соц.городка мы трое ребят из батальона: Вася Михайлов, Петя Волков и я выполняли задания двух офицеров красной армии в качестве связных.
К концу дня 16 июля мы трое вышли из города к лесу, где лежали две цепи солдат. Их командир послал нас на левый фланг к политруку (так он сказал). Званий командира и политрука не знаю.
Вечером 16 июля и в другие дни мы трое ребят, пять солдат под руководством политрука выполняли различные задания разведывательного порядка.
Так, недалеко от небольшой деревушки, расположенной примерно в 15 км от Питкяранты в сторону Салми, задержали троих людей, которые оказались парашютистами, сброшенными 15 июля. Этих людей по команде политрука препроводили и сдали командованию Красной Армии. Затем на подходе к Салми наша группа взяла двух парашютистов, выброшенных за час-два до нашего подхода. Об этом нам сообщили наши патрули, указав место приземления. Нашей группе удалось изловить двоих. Один парашютист был убит в перестрелке.

Дорога на Салми, 1941


Так в составе этой группы, выполняя различные задания, мы пришли в Салми, где так же стояли в караулах, и выполняли другие поручения политрука, пока в Салми формировались отряды для организации обороны.
Когда наши отряды заняли оборону, вечером, не помню какого числа, наш политрук получил задание от командования группой идти в Погранкондуши для того, чтобы оттуда по связи запросить подкрепления

регулярных частей Красной Армии в район Салми. И мы этой группой под руководством политрука пошли в Погранкондуши.
Шли всю ночь. Идти было очень трудно, сплошные облака дыма, лес горел, обгоревшие деревья падали на дорогу. Утром были в Погранкондушах. Политрук ушел на заставу, а мы отдыхали. Через некоторое время со стороны Олонца стали подходить машины с солдатами. Помню, сначала подошли три ЗИСа и две-три бронемашины. Затем подошли еще.
Вернувшись с заставы, политрук заявил нам ребятам, бойцам батальона, чтобы мы сдали винтовки, патроны и противогазы и уходили догонять свою организацию. дали на дорогу продуктов и проводили через заставу. А политрук со своими солдатами сели в машины и вместе с подкреплением поехали в сторону Салми. Так мы трое завершили свою службу в Питкярантском истребительном батальоне.
Остальные ребята наши из Оренбургской области тоже вернулись домой. Один только Валя Люхничев, мой земляк, угодил с солдатами, получил ранение но вернулся домой в конце августа 1941 года. Все были призваны в армию в 1942 году и принимали участие в Великой Отечественной войне.

Шишканов, ноябрь 1984 года.

 

Последнее обновление 31.08.11 09:04  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterToday214
mod_vvisit_counterYesterday458
mod_vvisit_counterThis week2517
mod_vvisit_counterLast week3616
mod_vvisit_counterThis month13529
mod_vvisit_counterLast month29122
mod_vvisit_counterAll days3242258

We have: 43 guests, 1 bots online
Your IP: 54.80.148.252
 , 
Today: Окт. 17, 2017

Яндекс.Метрика



Объявления

«Вы наивно считаете, что факты в истории – главное. Откройте глаза: на них уже давно никто не обращает внимания! Главное – их трактовка, угол зрения и массовая пропаганда».

Война теорий о 1941-м