Крест Скорби и Покаяния

...и в том строю есть промежуток малый. Быть может, это место для меня...

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная Блог risti Послевоенная жизнь.

2013.06.25 01:30:40
Послевоенная жизнь.

Спустя два-три года после окончания войны четко обозначился рост крити­ческих настроений людей, связанный с откладыванием решения социальных про­блем, ухудшением ситуации на потребительском рынке. Все чаще на партийных, колхозных собраниях, лекциях поднимались острые вопросы: "Будут ли голосовать репатриированные граждане?", "Почему наше правительство оказывает помощь другим странам, не обеспечив запаса внутри страны?", "Что рентабельнее для на­шего государства, колхозы или совхозы?", "Почему в одном и том же районе суще­ствуют разные нормы питания для рабочих?", "Почему не дают молока всем рабо­чим совхоза, а только администрации?" и др.


С 1948 г. волна репрессий усилилась. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля политические осужденные практически лишались перспективы выйти на свободу и по отбытии срока направлялись в ссылку на поселение. В на­чале 1950 г. была восстановлена отмененная в 1947 г. смертная казнь. Росло число привлеченных к уголовной ответственности в республике: в 1948 г. - 10 580 чело­век, в 1949 г. - 11 606, 1950 г. - 13 751 человек. Наибольшее число среди осужден­ных (около 1/3) составляли лица, привлеченные к уголовной ответственности по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. (за прогулы и са­мовольный уход с предприятий, учреждений). При этом имели место частые факты привлечения к уголовной ответственности людей, находившихся в больнице, не подлежащих мобилизации по трудовой и гужевой повинности в связи с преклон­ным возрастом, и т. п.

Широкое распространение подобная практика получила в колхозах республики. Неправомерные действия местных властей в отношении председателей колхозов выну­дили бюро ЦК КП(б) республики принять в августе 1947 г. постановление "О меропри­ятиях по ликвидации недопустимых фактов частой сменяемости и необоснованной от­дачи под суд председателей колхозов", в соответствии с которым председатели колхозов могли привлекаться к судебной ответственности только с санкции прокурора респуб­лики, а их дела рассматривались в Верховном суде республики. Однако постановле­ние практически не "работало". В 1952 г. Президиум Рыбакколхозсоюза направил в прокуратуру республики материалы о привлечении к уголовной ответственности 37 председателей рыболовецких колхозов из 70 имевшихся в республике. В Беломор­ском районе к уголовной ответственности были привлечены 10 из 11 председателей ры­боловецких колхозов за различные нарушения Устава сельскохозяйственной артели, порядка обязательных поставок продукции сельского хозяйства государству.

Ужесточились и меры по фактам хищения государственного и общественного имущества, за которое следовало заключение на срок от 2 до 25 лет. Дело доходило до таких случаев, когда требовалось вмешательство прокуратуры. В 1948 г. проку­рор республики опротестовал факт осуждения двоих несовершеннолетних к 10 го­дам заключения в исправительно-трудовых лагерях за кражу нескольких штук кор­мового турнепса с совхозного поля.

В апреле 1950 г. решением бюро ЦК партии республики было прекращено орга­низованное переселение ингерманландцев в Карелию, начавшееся в конце 40-х гг., когда в республику прибыло около 21-22 тыс. человек4. Теперь "как политически неблагонадежные и социально-опасные элементы" ингерманландцы в трехмесяч­ный срок выселялись из пограничных районов в непограничные. Так, из Кестеньгского, Ругозерского и Калевальского районов было переселено 50 семей; а из Питкярантского, Сортавальского и Куркиёкского районов - 100 семей ингерманландцев. Маховик репрессий раскручивался, и только смерть Сталина остановила его, завершив целую эпоху в жизни страны.

.

Интересные статьи:

Общественно-политическая жизнь в республике (часть 1)

Общественно-политическая жизнь в республике (часть 2)







Яндекс.Метрика


Объявления

Ничто в мире не верно само по себе,

но все — смотря по обстоятельствам.

Николо Макиавелли