Крест Скорби и Покаяния

...и в том строю есть промежуток малый. Быть может, это место для меня...

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная Между войнами В новых районах Карело-Финской ССР
 Notice: Undefined variable: max_words in /srv/www/enterprises/risti/risti/plugins/content/jmaillike.php on line 78

В новых районах Карело-Финской ССР

E-mail Печать PDF

А.Полетухин Газета "Красная Карелия" от 9 апреля 1940 года,

взято с сайта heninen.net

Наша "эмка" целый день шла к берегам Ладожского озера. Путь: Петрозаводск - Пряжа - Олонец - Погран-Кондуши.

На дороге, в придорожных селах и деревнях в эти дни царит необычайное оживление. Идут эшелоны автомашин. Обветренные лица бойцов расточают улыбки, то и дело слышатся дружные раскаты смеха, песни.

- Бувайте здоровы! - кричит боец-украинец группе девушек-карелок, провожающих эшелон.

Среди бойцов и командиров - много знакомых. Это - недавние рабочие и служащие Петрозаводска.

Поздно вечером мы подъехали к селу Погран-Кондуши. У арки, что стоит на самой линии старой советско-финляндской границы - короткая остановка. Наша "эмка" стремительно вырывается вперед на новые советские земли.

Мы едем по местам недавних боев. По обеим сторонам дороги стоят, нацеленные в небо, черные столбы печных труб, а вокруг них - груды обуглившихся балок и пепла. Отступая, белофинны предавали огню, разрушали целые селения. В городе Салми уцелело лишь два-три десятка домов, уничтожен даже городской парк. Много сожжено и в Питкяранте. Сохранился сульфатцеллюлозный завод, поселок вокруг него и церковь. Завод белофинны не успели сжечь.

Правда, когда наши части заняли Питкяранту и все попытки белофиннов вернуть город оказались безуспешными, - хозяева завода, видимо, дали санкцию на разгром его, начались налеты финских бомбардировщиков. Однако они не причинили заводу никаких существенных разрушений.

Новые люди с увлечением очищают завод от всякой грязи и хлама. Смотришь на этих старательных рабочих и воочию убеждаешься, что скоро здесь ключом забьет новая жизнь.

Заводом, действительно, стоит заняться. По отзывам советских инженеров, проверяющих сейчас оборудование завода, его можно будет пустить через несколько месяцев. Завод будет ежегодно давать нашей стране 43 тысячи тонн белоснежной целлюлозы, кипы которой найдены в складе готовой продукции.

Трудовой день в Питкяранте начинается в 6 часов утра. Утренний туалет, плотный завтрак, и люди, вооруженные лопатами, отправляются на завод. Идем вместе с ними. По очереди обходим все заводские цеха. Обращает на себя внимание то, что в закопченных цехах мало света, вентиляции нет даже во вредных цехах. Как видно, старые хозяева мало заботились об улучшении условий труда рабочих. Питкярантский сульфатцеллюлозный завод построен в 1921 году. Позднее он два раза расширялся и реконструировался. Марка главной бумажной машины, например, помечена 1938 годом.

Кипучая трудовая деятельность заканчивается вечером. И тогда в домиках звучат веселые песни, гармонист лихо наигрывает "барыню". Только постовые милиционеры и часовые военных караулов становятся в этот час более сосредоточенными.

Питкяранта ждет бумажников. Временное городское управление взяло на учет весь жилой фонд. Здесь потребуется много рабочих. Нужно вести строительство новых жилых домов.

Путь из Питкяранты на Сортавалу. Широкое шоссе идет по берегу Ладожского озера. По этому шоссе две недели тому назад двигались вперед - занимать территорию, отошедшую к СССР по мирному договору, наши войска. Саперы очищали путь для войсковых колонн. Мощный трактор со снегоочистителем разворачивал по сторонам глубокий снег, саперы лопатами сгребали остатки его. Теперь машина плавно катится по ровному полотну дороги. Но неутомимые саперы все еще на своих постах. Они посыпают дорогу песком, роют канавки для стока весенних вод.

Мелькают новые, пахнущие смолой деревянные мостики, построенные теми же саперами, взамен разрушенных белофиннами. По обеим сторонам дороги - разрушенные и сгоревшие дома, но чем дальше мы отъезжаем от Питкяранты, тем их становится все меньше.

На пути - несколько укрепленных районов. Вплотную к шоссе подходят линии проволочных заграждений, противотанковые рвы, надолбы, завалы, мелькают укрепленные огневые точки. Эти сооружения мы видели вплоть до Сортавалы.

Впереди - большое селение Импилахти. Оно живописно расположилось на холме. Всюду кипит созидательная работа. Связисты, взобравшись на столбы, восстанавливают телеграф и телефон. Скоро эти места будут связаны с Петрозаводском, а через него со всем Советским Союзом. Около домов навалены груды мусора - о чистоте в помещениях позаботились бойцы первого же эшелона советских войск. В домах стучат молотки, на одном из них появилась первая советская вывеска "Клуб". На перекрестке дорог стоит регулировщик: движение автомашин так велико, что даже здесь, в некогда тихом селе надо регулировать движение.

Чуть приостановив машину, спрашиваем у работающего на дороге бойца, какое селение виднеется впереди. Он смущенно смотрит на нас и говорит:
- Никак не ногу вспомнить, еще не привык к новым названиям.

- Ничего, - говорит подошедший товарищ, - привыкнете. К своему человек быстро привыкает, а это теперь все наше.

И он провел рукой широкий полукруг по горизонту, дескать - вот его сколько, нашего, глазом не окинешь. И какие живописные здесь места! Кругом лесистые холмы, к самой дороге спускаются скалистые обрывы.

Наши люди поразительно быстро осваиваются. На большой железнодорожной станции Ляскеля уже успели организовать лыжный пробег: на столбе около дороги красуется большой щит с надписью - "Финиш", в другом конце поселка был старт первого лыжного пробега по новой советской земле. В центре поселка мы видели манящую афишу: "Сегодня, в клубе концерт, танцы под джаз".

Ляскеля почти не пострадала. В окнах больших красивых домов ни одного выбитого стекла, сохранилась электропроводка. По середине поселка протекает бурная речка, на берегу которой стоит бумажная фабрика. Бойцы и командиры по-хозяйски осматривают и берегут все это.

От Ляскеля до Сортавалы дорога особенно живописна. Местами она проходит по самому берегу Ладожского озера, у подножья величественных скал. Скалы, высокие острова прибрежных фиордов Ладоги закрыты снежными шапками, высокими соснами и стройными елями. У самой дороги небольшой отель, стены которого сложены из огромных валунов. И все это залито яркими лучами весеннего солнца. Кто-то метко назвал это место Северным Крымом.

Еще совсем недавно эти территории представляли из себя плацдарм для военных нападений на Союз Советских Социалистических Республик. В результате героических побед Красной Армии, эти территории превращены теперь в оплот мира и безопасности.

"Включение в состав Карелин новых территорий поднимает на новую ступень ее удельный вес и значение и ставит перед Карелией новые крупные задачи в деле ее национального народно-хозяйственного и культурного развития" (Жданов).

Oчистка улиц города Питкяранта после взятия в 1940 Временное управление города Питкяранта взяло на учет жилой фонд. Дома пронумерованы. В одном из них оборудованы комнаты и столовая для приезжающих. Улицы города очищены от снега и мусора.

На снимке: очистка улиц города Питкяранта.

Последнее обновление 07.09.15 17:19  

Последние комментарии

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterToday318
mod_vvisit_counterYesterday499
mod_vvisit_counterThis week318
mod_vvisit_counterLast week4043
mod_vvisit_counterThis month15501
mod_vvisit_counterLast month143272
mod_vvisit_counterAll days3112519

We have: 87 guests, 2 bots online
Your IP: 54.224.247.75
 , 
Today: Апр. 30, 2017

Яндекс.Метрика



Объявления

Если бы видимость совпадала с действительностью, наука была бы не нужна.

 

Карл Маркс