Крест Скорби и Покаяния

...и в том строю есть промежуток малый. Быть может, это место для меня...

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная Памятные места Крест скорби? Покаяния? Забвения?
 Notice: Undefined variable: max_words in /srv/www/enterprises/risti/risti/plugins/content/jmaillike.php on line 78

Крест скорби? Покаяния? Забвения?

E-mail Печать PDF

Как это ни странно сегодня звучит, но запечатлеть память о советско-финляндской войне в стране собирались сразу же после ее окончания. Советский агитатпроп работал на полных оборотах, не всегда успевая задуматься в ходе процесса. В марте 1941 года режиссер Юлий Райзман отснял на Карельском перешейке три части своего фильма "Машенька". Сразу же после финской войны в Ленинграде открылась выставка, посвященная ее боям, подобные же выставки прошли также в Москве, Калинине и Воронеже, постоянные экспозиции были представлены в краеведческих музеях Выборга и Петрозаводска. Вышло в свет немало сборников воспоминаний, художественной прозы, стихов, баталисты успели создать десятки картин и плакатов.

 

Ленинградское туристическо-экскурсионное бюро ВЦСПС и отдел военного туризма при Доме Красной Армии даже организовали несколько маршрутов по полям недавних сражений. Более того, встал вопрос о создании на "линии Маннергейма" музея под открытым небом и специального военно-исторического музея с экспозициями на тему военных событий на Карельском перешейке с XIII века по 1940 год.
Что же касается собственно памятников павшим, то первые из них появились еще в том, сороковом. Часто их возводили те соединения, что и воевали в тех местах, - в память о боевых товарищах. Осенью 1940 года под Выборгом силами Балтфлота был установлен самодеятельный семиметровый гранитный монумент в память о погибших под Муурила морских пехотинцах. В Ленинграде был объявлен открытый конкурс на 50 памятников на местах боев и братских могилах. Так, архитектор Я. Свирский совместно со скульпторами Е. Персидской и А. Пятошиной представил проект монумента: боец, водружающий Красное знамя на поверженном доте на 17-метровой возвышенности у поселка Сяйние. Архитектор С. Бронштейн предложил проект памятника в Долине смерти у поселка Леметти: постамент с венком, окруженный двенадцатью пилонами и огромными каменными блоками. Устройство памятников победители наметили на 1941 год...
Отгремела Великая Отечественная война, заслонившая собой события войны Зимней. Шли годы, десятилетия, и настала перестройка - время собирать камни. Во многих районах Северного Приладожья, естественно, возник вопрос о благоустройстве бывших финских кладбищ. Затем проблема расширилась: может быть, установить общий памятный знак солдатам двух армий, символизирующий нынешнее примирение? Первыми с инициативой вышли сортавальцы, но не были поняты наверху.
Но с Долиной смерти дело пошло. Идея питкярантского отделения ВООП, ветеранов и членов семей погибших в котле у Леметти бойцов 18-й стрелковой дивизии и 34-й легкотанковой бригады установить совместно с финской стороной памятник павшим начала воплощаться в жизнь при если не благосклонном, то незапретительном отношении властей. 19 августа 1992 года Питкярантский горсовет принял решение об установке памятника. Начался сбор средств, объявили конкурс проектов на 10 млн рублей, выделенных Правительством Москвы. Место выбрали из семи вариантов - местечко Леметти у развилки дорог на Петрозаводск и Суоярви и Ладогу, на известной туристической "Голубой дороге".
Стали поступать предложения, воспоминания и эскизы от участников боев. Об участии в конкурсе заявили профессиональные скульпторы из Москвы, Санкт-Петербурга, Карелии и Финляндии. В Куопио отпечатали 6 тысяч обращений с целью пропаганды идеи памятника, общества дружбы народов Финляндии и России организовали сбор средств.
1 февраля 1994 года международное жюри из четырнадцати работ выбрало проект "Крест скорби" петрозаводского скульптора Лео Ланкинена, члена Академии художеств СССР, - высокий, более пяти метров, обелиск из металла, к которому с обеих сторон прильнули, раскинув руки вдоль перекладины - распятия, финская и русская женщины-матери.
Слово одному из организаторов возведения памятника Станиславу Пильникову (Питкяранта): "Как и всем двадцати скульпторам из России и Финляндии, Ланкинену были высланы фотоснимки и план-схема утвержденного места размещения памятника. Но в отличие от большинства других конкурсантов летом и осенью 1993 года он не раз приезжал сюда и подолгу оставался наедине с этим лесом, дорогами, с зарастающими мхом окопами, траншеями, землянками..."
"Это памятник и будущей дружбе наших стран, - оценивал его сам скульптор. - А крест несет не религиозный, а философский смысл. Первый в мире памятник двум воевавшим армиям... Какая из сестер представляет Россию, а какая - Финляндию? Да нет разницы. Привезем на место и там будет видно. Надо бы, чтобы рядом с крестом лежал камень, а на нем на русском и финском языках объяснялось содержание, смысл памятника. Может быть, такими словами: "Две сестры - Россия и Суоми, две матери. Они создали этот скорбный крест из самих себя. И головы их, и руки слились в надежде, что любовь одержит верх..."
Чтобы считать памятник народным, оргкомитет старался разными способами привлечь как можно больше пожертвований от граждан России и Финляндии. Деньги вносили государство, предприятия, общественные организации, ветераны, их дети и внуки, простые граждане. Тогдашний заместитель министра культуры РФ В. Брагин после переговоров в Финляндии в сентябре 1993 года привез ответ: финская сторона обещала профинансировать треть сметы (треть - наша республика). С российской третью оставались неясности.
Питкярантские дорожники безвозмездно отремонтировали подъезд к развилке, сюда были доставлены собранные в округе валуны для композиции, завезли грунт, озеленили территорию, уже был готов фундамент, и тут... приказал долго жить Нордвестбанк, где копились стекавшиеся со всех сторон средства! Где их взять? Затягивалась работа по изготовлению гипсовой модели. Тяжело заболел и 17 декабря 1996 года скончался Лео Ланкинен. Предстояло без скульптора, без денег изготовить на "Петрозаводскмаше" отливку памятника, обработать ее, доставить... Сроки открытия мемориального комплекса менялись и менялись: сентябрь 95-го, май 96-го, 97-й. Потом был финансовый обвал августа 98-го, потом...
В сбор средств включились рядовые граждане Финляндии. Первыми вкладчиками стали Аймо Эдхола и Мартти Янис, активисты совета ветеранов из Куопио. Мэр Куопио Кауко Хеуру предложил помощь в планировке территории, посадок и дорог, архитектор Лия Карта разработала решение размещения памятника, а Сеппо Хискала - ландшафтное проектирование.
Из-за отсутствия средств год стояла работа. Наконец в 1997 году бригадой скульпторов во главе с Эдуардом Акуловым была осуществлена авторская обработка и покрытие модели. Питкярантское СМУ перевезло памятник на место, привело в проектный вид территорию. Позже было подсчитано, что расходы составили 4,5 млрд (тех) рублей, или около 1 млн финских марок, вклад финской стороны составил до 10 процентов суммы затрат.
Утром 27 июня 2000 года на печально известную развилку трех дорог съехались участники созидания, хозяева и гости: генеральный консул Финляндии в Санкт-Петербурге Харри Хелениус, делегация Правительства Москвы, республиканская делегация во главе с С. Катанандовым, делегация из Санкт-Петербурга, обществ дружбы "Россия - Финляндия" и "Финляндия - Россия", представители районов Приладожья, ветераны, жители края.
На открытие прибыли премьер-министр Финляндской Республики Пааво Липпонен и вице-премьер Правительства России Алексей Кудрин. Финский премьер, отец которого воевал в этих местах, между прочим, сказал: "Вопрос о территориальных претензиях Финляндии к России можно оставить истории..."
Окончательное примирение? Между тем уже на стадии работы над памятником мнения о нем разделились.
С. ПИЛЬНИКОВ: "Чаще мы встречали понимание и посильную поддержку. Но немало было и тех, кто утверждал, что подобные памятники воевавшим друг против друга солдатам ставить нельзя или по крайней мере рано..."
М. ШОРОХОВА: "Мемориал будет символизировать вечную дружбу между Россией и Финляндией, и мы, дети павших в этой войне, должны свято хранить память о погибших, всячески поддерживать мирные, добрые отношения между народами..."
А. САМОЙЛОВ: "Слава Богу, хоть памятник убиенным на той "войне незнаменитой", а для финнов - их отечественной войне поставили. Зимой 40-го здесь погиб мой отец..."
Но думали и по-другому.
Б. БОРЩОВ: "В Карелии 1800 детей-инвалидов, в детских домах 3000 сирот, тысячи детей страдают от нехватки белковой пищи, как мы в войну. Отец мой погиб под Сталинградом, и я против строительства памятника..."
А. ИЛЬЮКОВ: "Мои родственники, две малолетние сестры умерли в пятом лагере Петрозаводска. Это не Крест скорби, а Крест забвения..."
В Питкяранте стихийно сложилась традиция: молодожены приезжают, чтобы возложить к мемориалу цветы, ежегодными стали легкоатлетические пробеги в День города.
...Долина смерти. Станет ли она Долиной жизни? Но Долиной памяти останется.

Владимир СУДАКОВ газета Карелия

Последнее обновление 09.04.11 16:07  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterToday266
mod_vvisit_counterYesterday379
mod_vvisit_counterThis week3218
mod_vvisit_counterLast week4213
mod_vvisit_counterThis month14358
mod_vvisit_counterLast month143272
mod_vvisit_counterAll days3111376

We have: 40 guests online
Your IP: 107.22.15.235
 , 
Today: Апр. 28, 2017

Яндекс.Метрика



Объявления

Итак, живите своей жизнью повиновения и войны! Что пользы в долгой жизни! Какой воин хочет, чтобы щадили его!

Я не щажу вас, я люблю вас всем сердцем, братья по войне!

Так говорил Заратустра.