Крест Скорби и Покаяния

...и в том строю есть промежуток малый. Быть может, это место для меня...

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная 1944 1944 Знамя над атакующими
 Notice: Undefined variable: max_words in /srv/www/enterprises/risti/risti/plugins/content/jmaillike.php on line 78

Знамя над атакующими

E-mail Печать PDF

Лето 44-го

фото из кн. Это было на Карельском фронте : [фотоальбом]

В начале июня 1944 года наша 33-я лыжная стрелковая бригада была на колесах. В составе 127-го корпуса нас перебрасывали под Лодейное Поле, на самый южный участок Карельского фронта.
10 июня началось мощное наступление Ленинградского фронта на Карельском перешейке. Все понимали: теперь очередь за нами. И 21 июня перешли в наступление в Южной Карелии войска Карельского фронта. По финской группировке «Олонец» одновременно наносили удары 32-я армия в районе Медвежьегорска и 7-я армия в районе Лодейного Поля. В первый день наступления 7-й армии гвардейцы 4-й и 99-й дивизий форсировали реку Свирь и захватили плацдарм. Усиливая натиск и расширяя плацдарм, 24 июня войска преодолели Свирь на всем протяжении. Противник стал поспешно отходить на Олонец, на вторую полосу обороны.

Из газет и листовок-молний весь фронт узнал в эти дни о подвиге шестнадцати гвардейцев на Свири. Разместив на небольших плотах «десант» из чучел, они переплыли широкую реку, толкая плоты перед собой и вызывая на себя огонь вражеских огневых средств. Обнаруженные огневые точки были подавлены артиллеристами. А смельчаки, всем смертям назло, достигли правого берега и «зацепились» там до высадки подкреплений.
Чтобы не дать противнику закрепиться на второй полосе обороны, в финском тылу при помощи Ладожской флотилии высадились две морские бригады, а наш резервный корпус сменил уставшие и понесшие потери передовые части.
Вторая полоса обороны противника была прорвана с ходу, началось преследование отступающих к границе частей группировки «Олонец». 25 июня мы прошли по опустевшим улицам деревянного Олонца. А 26 июня части 32-й армии и Онежской флотилии освободили г. Петрозаводск — столицу Карелии. По этому поводу Москва салютовала нашему фронту.
Чем дальше мы уходили вглубь лесов и болот, чем ближе граница, тем упорнее сопротивлялся враг, ожесточеннее были бои. Отступая, финны взрывали мосты, минировали дороги и обочины, устраивали на тропах и просеках лесные завалы. Наши наступающие батальоны часто подвергались внезапным огневым налетам дальнобойной артиллерии, обстреливались диверсионными группами из засад и все-таки — продвигались вперед. Артиллерия и танки нас поддерживали.
Они отставали, но продолжали двигаться по твердым дорогам, вслед за саперами.
Упорный бой вел наш батальон 6 июля у населенного пункта Каснясельга, прикрывающего нам выход на шоссе Салми — Питкяранта. Несколько раз финны предпринимали контратаки. Заняв круговую оборону, наш батальон их отразил. Когда на помощь авангарду подошли 2-й и 3-й батальоны, противник отступил, освободив шоссе. Теперь бригада наступала как авангард корпуса. Впереди главная цель — Питкяранта.
Тяжелый бой произошел 9 июля на подступах к Питкяранте. Под Лоймолой противник создал сильный опорный пункт, использовал очень выгодный для обороны рубеж.
Брать с ходу опорный пункт было невозможно. Командир бригады полковник Макаров М. С. направил основные силы в обход, через болото, а 3-му батальону майора Обушного приказал наступать в лоб, вдоль шоссе, отвлекая внимание и огонь на себя до выхода основных сил на исходные рубежи, а затем атаковать опорный пункт по общему сигналу, с двух сторон.
Третьему батальону скрытно на исходный рубеж выйти не удалось. На походные колонны обрушился огонь вражеских батарей. Подавить эти батареи было нечем. И стрелковые цепи двигались волнами, то бросаясь вперед, как только прекращались разрывы снарядов, то залегали. Вместе со стрелками выдвигались вперед и наспех занимали позицию мои минометчики. Первый взвод 82 мм минометов моей роты — все артиллерийское обеспечение батальона. Два других взвода подносят на огневую боеприпасы, передавая мины по длинной цепочке.
У самого озера со связным Васей Носковым втиснулись в свежую воронку. Это — НП. Отсюда по телефону подаю команду на огневую, начинаю бить из трех минометов по огневым точкам, по окопам. Над озером, над обеими высотами стоит сплошной гул разрывов, треск автоматных и пулеметных очередей, пахнет гарью и толом... Огневой бой длится уже несколько часов. Время словно остановилось.
А с левого фланга из штаба бригады все нет вестей. Там сначала все шло нормально. Пройдя болотом большое расстояние, батальоны приблизились к вражеской высоте, огибая опорный пункт. Казалось, дать короткую передышку изнуренным людям, уточнить ротам задачи — и можно начинать общую атаку. И вот в этот момент высоты «заговорили» ружейно-пулеметным огнем. Противник разгадал наш замысел. И упредил. Дважды батальоны поднимались для решительного броска. И дважды падали на зыбкие кочки, в ржавую болотную воду, прижатые плотным свинцовым дождем. Отойти назад в таком положении означало понести напрасно потери и не выполнить боевую задачу дня. Выход один — только вперед. Но как поднять прижатые прицельным огнем цепи? И комбриг приказывает комендантскому взводу развернуть знамя и идти вперед. И сам пошел со взводом, выхватив из кобуры свой маузер.
Не часто встречалось такое на войне, когда в бою вперед выносили знамя. Его берегли и охраняли, как саму воинскую честь. Но когда оно горит кумачом и развевается впереди, когда под знаменем пошел вперед сам наш «батя», лежать вниз лицом нельзя никому.
Падают один за другим знаменосцы, гибнет весь комендантский взвод, но знамени упасть не дают. В едином порыве поднялись роты, все, кто мог подняться. И двинулись на окопы врага неудержимо. Русское «ура» заглушило стрельбу.
Финны сопротивлялись фанатично. Некоторые выскакивали из окопов навстречу атакующим без мундиров, в нательных рубашках. Несколько человек бросается к знамени, стреляя на ходу из автоматов. Комбриг раз за разом разряжает маузер. Но и его прошивает автоматная очередь. «Бате» не дали упасть, подхватили сильные солдатские руки и понесли вперед, на отбитую у врага высоту.
Сопротивление врага было сломлено, рубеж, прикрывающий подступы к Питкяранте, в наших руках. А по временному мосту, сооруженному саперами, по шоссе движутся подразделения другой части. Командир корпуса вводит второй эшелон. Мы открыли ему дорогу на Питкяранту. Открыли дорогой ценой. Бригада потеряла более трети убитыми и ранеными. Как личное горе бойцы переживали гибель любимого командира. Похоронить его решено было в Петрозаводске.
10 июля взвод разведчиков сопровождал комбрига в последний путь. В тот же день части нашего корпуса взяли важный узел обороны противника г. Питкяранту. Дальнейшее наступление было остановлено по приказу Ставки Верховного Главнокомандования. Победа наших войск в Южной Карелии летом 1944 года имела большое военно-политическое значение: от финско-фашистской оккупации были полностью очищены Ленинградская область и Карелия, полностью освобождена Кировская железная дорога; Финляндия вынуждена была разорвать отношения с Германией и выйти из войны.
В сентябре эшелоны увозили нашу бригаду снова на Север, в Заполярье, где нас ждали новые бои, новые испытания.
И. К. Мусиенко,
ветеран Великой Отечественной войны

 

Последнее обновление 24.04.12 10:31  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterToday255
mod_vvisit_counterYesterday379
mod_vvisit_counterThis week3207
mod_vvisit_counterLast week4213
mod_vvisit_counterThis month14347
mod_vvisit_counterLast month143272
mod_vvisit_counterAll days3111365

We have: 29 guests online
Your IP: 107.22.15.235
 , 
Today: Апр. 28, 2017

Яндекс.Метрика



Объявления

«Вы наивно считаете, что факты в истории – главное. Откройте глаза: на них уже давно никто не обращает внимания! Главное – их трактовка, угол зрения и массовая пропаганда».

Война теорий о 1941-м