Крест Скорби и Покаяния

...и в том строю есть промежуток малый. Быть может, это место для меня...

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная Литература Книги Огненные версты. 1941-1945
 Notice: Undefined variable: max_words in /srv/www/enterprises/risti/risti/plugins/content/jmaillike.php on line 78

Огненные версты. 1941-1945

E-mail Печать PDF

Воспоминания ветеранов Великой Отечественной Войны г.Питкяранта

Автор-составитель – В.Ф.Себин, ветеран Великой Отечественной войны. Петрозаводск 2002

 

 

Лысков Петр Семенович


Рядовой , партизанский отряд Полярник 1923 г.р., уроженец Архангельской области.

22 июня 1941 года начальник НКВД товарищ Гребеньщиков по тревоге оповестил нас о начале войны. При отделе был орга­низован истребительный батальон, в котором участвовал и я вместе с отцом, овладевая оружием и техникой. Враг подходил к Москве. Все участники учебного истребительного батальона просились  на фронт. Я тоже подал заявление отправить меня на фронт. В феврале 1942 года мое желание исполнилось. Меня и ряд моих товарищей отправили в партизанский отряд "Поляр­ный", который находился в то время в Пудожском районе с.Шалы на берегу Онежского озера.

В апреле 1942 года я принял первое боевое крещение в соста­ве сборного отряда, отправляющегося в г. Петрозаводск, в кото­ром было большинство комсомольцев. Перешли ночью Онежс­кое озеро по льду на лыжах, заняв круговую оборону на берегу в тылу врага. На рассвете для уточнения местности выслали разведку. Разведку враг обнаружил и нас окружил, до полной темноты вели бой, кончились боеприпасы. Для прикрытия отхода, а отходить было решено по льду, нам, 26 партизанам, дали все, что осталось. Мы прикрывали отход наших главных сил. Но финны вышли в погоню на аэросанях и лошадях с пулеметами. Все, кто был в отступлении, пали смертью храбрых на льду. А наш заслон, также без патронов, еще двое суток скрывался в снегу. И вернулись к своим. Очень было жалко друзей, молодых девушек, погибших на голом льду. Девушки-медсестры всегда рядом с нами, веселили, пели песни, плясали, оказывали пер­вую помощь, делились последней крошкой сухаря. В мае 1942 года наш отряд отправили на Кандалакшское направление. Мно­го досталось и немцам, и финнам в летний сезон 1942 года. "Унич­тожен ряд ж/д мостов и вагонов, идущих на фронт с грузом и живой силой врага.

В январе 1943 года наша группа в составе 1 взвода под коман­дой командира взвода В. Третьякова уничтожила ж/дорожный транспорт, идущий на фронт. Тяжелые переходы по пересеченной местности без питания истощили силы при возвращении на базу. На пройденных маршах одежда, обувь износилась. При­шли на базу и в землянках обнаружили встречающих нас дру­зей. В этом походе я лишился пальцев рук и ног от обмороже­ния. В мае 1943 года еще в бинтах привезли меня к маме в де­ревню.

В Питкяранту приехал в 1945 году, в ноябре поступилна завод "Питкяранта". Работал по мере возможности вОРСе, затем в ЖКО, в ОХРе, в ТЭЦ-1, ТЭЦ-2, где и работаю сейчас. За период работы на заводе неоднократно получал благодарности от дирекции завода за хорошую работу. Занесен в Книгу почета завода.

В ноябре 1942 года за выполнение боевого задания награж­ден медалью "За отвагу". За участие на фронте награжден меда­лями "За оборону Советского Заполярья", "За победу над Гер­манией" и другими юбилейными медалями, «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Лени­на», Почетной грамотой Президиума Верховного Совета КАССР за участие в боях, освобождение Карелии, которые находятся в музее Питкярантской средней школы. Вырастил троих детей. Сам инвалид Отечественной войны II группы

20.03.1972 г.



САЗОНОВ АЛЕКСАНДР ТИМОФЕЕВИЧ


Старшина, 1920 г.р., уроженец Пряжинского района Карелии

…Захваченный плацдарм  представлял часть берега длиною 3-4 км и вглубь около 2-х км., как раз до перекрестка шоссейной и железной дороги, по которым фашистские войска отступали из Олонца на Видлицу. Двое суток не прекращались бои за плац­дарм. Финны предпринимали яростные атаки. Любой ценой хо­тели отбросить десантников в Ладогу. Но не вышло. Наша от­дельная рота разведчиков 8 раз переходила с одного участка на другой, помогая окопавшимся стрелковым ротам отбивать ата­ки врага. Нам удалось выполнить не только поставленную зада­чу, но и значительно расширить захваченный плацдарм. Мно­гие участники Видлицкого десанта за отвагу и мужество награж­дены правительственными наградами. В том числе и я награж­ден орденом Красной Звезды.

Не забыть подвиг моряков-десан­тников! Мы чтим память тех боевых товарищей, которые спят вечным сном под скромным обелиском в Видлице.

Наращивая темпы наступления на город Питкяранта, наши бойцы стреми­тельно преследовали отходящие части противника. Ударами с фронта, с тыла, и флангов они не давали противнику возможно­сти закрепиться на промежуточных рубежах.

Перед поселком Салми на крутом берегу финны устроили сильные позиции с развитой траншейной сетью. Нашим войс­кам приходилось наступать по открытой, сплошь заминирован­ной местности. Близко к берегу подошли самоходные орудия и танки. Они обстреляли передний край, и мы начали форсиро­вать реку.

Река встрепенулась - по ней били из минометов и пушек. Вода бурлила, поднималась фонтанами, солдаты плыли быстро, кто на чем. Зацепились за берег и начали блокировать финские дзо­ты. Снайперы намного облегчили штурм на переправе. Они рас­стреливали пулеметные и орудийные расчеты противника. Раз­ведчики вышли в тыл противника на дорогу Салми - Питкяран­та. Все пути отхода у финнов отрезаны.

Небольшое сопротивление противник оказал на реке Уукса. Но наши части в районе второй плотины перешли реку Уукса и начали наступление на город Питкяранту.

Наши войска идут вперед на город Питкяранту. Пробиваются сквозь огонь и леса, по трясинам через порожистые реки. Ни гранитные надолбы, ни минированные поля, никакая сила на свете не может остановить стремительного натиска советских воинов. На этом участке фин­ны бешено сопротивлялись. Здесь они занимают господствую­щие высоты. На всех высотах построили дзоты. Мы знали, что за город Питкяранту нас ожидают ожесточенные бои. Против­ник занял заранее укрепленную и подготовленную оборону.

Командование бригады информировало, что намерен пред­принять враг, какова его оборона. Для этого надо было взять "языка". Объектом дерзкого налета на оборону противника был выбран дзот, который сильно охранялся с флангов. Готовились недолго. Рано утром под прикрытием тумана прорвались через оборону противника, закидали дзот гранатами и взяли двух пленных. От пленных были получены ценные сведения об обо­роне противника и наличии огневых точек. Отличились развед­чики Антипин В., Калаков Н. и др.

В боях за город Питкяранту противник оказывал яростное сопротивление. Город несколько раз переходил из рук в руки. Наше дело правое, мы победили. Мне очень приятно видеть, что на земле, изрытой саперными лопатками, воронками снарядов, мин и бомб растут многоэтажные благоустроенные дома. На ме­сте руин и развалин растет новый город. В июле 1944 года 3-я бригада моряков была переброшена на Суоярвское направление. Наступательные бои вели до озера Куалисма Суоярвского района. На этом кончилась война с фин­нами. Финны капитулировали.




СЕБИН ВАСИЛИЙ ФЕДОРОВИЧ


Родился 7 января 1925 года в деревне Хмелина Череповецкого района, Воло­годской области в семье крестьянина

В 1939 ГОДУ окончил 7 классов, в том же году поступил в Череповецкий механический техникум, окончить который поме­шала война.

В 1940 году семья была эвакуирована в Карело-Финскую ССР, в связи с тем, что деревня попала в зону затопления из-за расширения площади Рыбинского водохранилища.

После окончания 2-го курса техникума я в начале июня 1941года вновь приехал на каникулы в местечко Пори, что в 5 км от границы с Финляндией и 25 км от города Выборга, где прожи­вали мои родные, где и застала меня война. В первых числах

июля 1941 года население, проживающее в местечке Пори, былоэвакуировано на железнодорожную станцию Таль.

Нас, молодых, 16-17-летних юношей и девушек тут же мобилизовали на строительство танковой дороги, идущей парал­лельно основной на Выборг. Работали в течение недели, рубили лес, который использовали для лежневок в топких местах, за­сыпали ямы, убирали камни.

В середине Июля 1941 года на станцию Толь ждали вагоны для эвакуируемых, и нас отпустили, чтобы мы смогли уехать вместе с родными. Ехали долго, потому что в первую очередь проехали эшелоны, идущие на фронт с солдатами и боевой тех­никой, а обратно шли эшелоны с ранеными, которых везли в глубь страны.

По прибытии в августе месяце в город Череповец, всех эваку­ированных распределили по деревням. Наша семья была направ­лена в деревню Киселево, что в 15 км от Череповца, и подселили в дом, где проживали дед Сафронов с бабушкой и двумя взрос­лыми дочерьми. Мать и старший брат стали работать в колхозе.

Меня дед Сафронов устроил в близлежащий совхоз, где он работал печником. Готовил раствор из глины и песка, подносил кирпичи. В совхозе нас кормили бесплатным обедом, иногда давали картофель, капусту, морковь домой в счет зарплаты.

В сентябре старшего брата Геннадия, 1923 года рождения, призвали в Красную Армию. В начале октября 1941 года меня мобилизовали на оборонные работы. Привезли нас на лошадях под город Вытегра в деревню Девятины. Разместили в дощатом бараке, где были устроены двухъярусные нары. При входе в ба­рак стояла буржуйка, изготовленная из железной бочки, есте­ственно, она не могла дать тепло на весь большой барак, в ре­зультате было холодно. На работу ходили за 4-5 км. Рыли око­пы, землянки. С наступлением морозов до минус 40 градусов в декабре месяце земля промерзла так, что не помогал ни лом, ни кувалда с металлическими клиньями. Жгли костры, но и они были малоэффективны. Работали по 10 часов в сутки. Кормили так, что мы все время хотели есть. Вечером после работы полу­чали 600 г хлеба и миску баланды, т. е. вода, разболтанная мукой, - ложки не надо, так как суп пили как чай, прикусывая

маленькими кусочками хлеба; "ужин" хорош был тем, что он был горячий. Утром давали один жидкий и чуть сладкий чай. Если с вечера оставался сэкономленный кусочек хлеба, то это было похоже на завтрак. Тяжелая работа, большие переходы привели большинство ополченцев к дистрофии.

В начале февраля нас отпустили домой.

Тяжелый был путь домой -250 км пешком. Шли вначале по Мариинскому обводному каналу до Белозерска, затем по Бело­зерскому тракту до Череповца. Во многих деревнях на ночлег в дома не пускали, сельчане заявляли, что им строго-настрого зап­ретили пускать в дома дезертиров. Девушкам было проще, их пускали. Мы показывали справки, что мы были на оборонных работах и что мы в армии не служили -не помогало. Ночевать

приходилось где придется: в теплых банях, животноводческих фермах, реже в избах. Остались позади территории пройденных Вытегорского и Белозерского районов. Идем по территории Ки­рилловского района, стало веселее: нас не только пускали на ноч­лег, но кое-что давали поесть, а утром давали ржаную лепешку или 2-3 вареные картофелины. Наконец я дома, где меня оше­ломила страшная весть. Мой отец, Себин Федор Иванович, 1901 года рождения, 10 февраля 1942 года умер от ран, полученных на Волховском фронте. У матери кроме нас, взрослых сыновей, осталось трое несовершеннолетних: Нина, 1927 года рождения, Алла, 1929 года рождения и Вячеслав, 1935 года рождения.

После отдыха и поправки здоровья я начал работать в колхозе на разных работах. В совхоз работать не пошел, там уже бес­платными обедами не кормили и продуктов домой не давали.

5 января 1943 года я был призван Череповецким райвоенко­матом, а 15 января зачислен в 31 запасной стрелковый полк, дислоцировавшийся в городе Вологде. Впоследствии был направ­лен в полковую школу, готовившую младших командиров, ко­торую окончил в мае 1943 года. Ждали отправки на фронт вмес­те с формированными маршевыми ротами.

Вместо фронта из сержантского состава выпускников полко­вой школы отобрали 35 человек, наиболее подготовленных в образовании, командировав в город Каргополь для продолжения учебы в пехотном училище, где за 6 месяцев готовили офице­ров. Спустя 2 месяца я заболел малярией и был отправлен в гос­питаль г. Архангельска, где меня лечили целый месяц, август1943 года.

Меня хотели отправить обратно в училище. Моя просьба от­править меня куда угодно, только не в училище, возымела по­ложительное действие. Врачебная комиссия, видимо, учла мое не совсем окрепшее здоровье, направила меня в город Онего Ар­хангельской области в запасной стрелковый полк. Полк был в стадии формирования. Мне поручили командовать отделением, в котором не было ни одного молодого по возрасту солдата. Это были годящиеся мне в отцы, только что мобилизованные, поло­вина их прибыла из мест заключения, отбыв свой срок, или дос­рочно освобожденные, в основном из лагерей Воркуты.

Такой состав был и в других подразделениях. Трудно было с таким составом работать, но мы с поставленной задачей справ­лялись и неплохо. Мы, младшие командиры, надеялись, что нас тоже отправят на фронт вместе с обученными нами солдатами.

Солдат отправляли на фронт, а нам говорили: кто будет готовить резерв для фронта? Придет и ваш черед. Нас считали уже опыт­ными командирами. Присылали новое пополнение, и все начи­налось сначала.

В июле 1944 года пришел и наш черед. Нас привезли на стан­цию Кола, что под Мурманском. Здесь нас распределили по вой­сковым частям. Человек 30 молодых ребят отправили в г. Мур­манск, где посадили на катер и десантом отправили на полуост­ров Средний, где были зачислены в 63 Морскую бригаду пехо­ты, стоявшую в обороне. Оборонительные позиции противника на перешейке полуострова Средний проходили по горному хреб­ту. Сильно пересеченный, лишенный растительности горный хребет был опоясан минными полями и проволочными ограж­дениями в 8-10 рядов. На высоких обрывах и в ущельях распо­лагалось множество дотов, дзотов и других огневых точек, а на вершинах хребта установлены минометные батареи. Вообще в Заполярье немецко-фашистские войска создали за три года мощную, глубоко эшелонированную оборону. Мы знали, эту оборо­ну придется прорывать нам, уничтожая и изгоняя противника из Заполярья. С этой целью приходилось делать вылазки, что­бы найти проходы, определить огневые точки противника, мин­ные поля и заграждения.

В сентябре месяце в одной из таких вылазок я был ранен но­жом в пах. Рана оказалась неглубокой, в медсанбате сделали все, чтобы через неделю я снова был среди своих товарищей, но в вылазках не участвовал.

В первых числах октября 1944 года началось всеобщее наступ­ление Карельского фронта по освобождению Советского Заполя­рья от немецких захватчиков. Иногда приходилось наступать побездорожью, болотам. Погода в иные дни менялась по нескольку раз, по ночам мела пурга, часто шел снег, он засыпал впадины, болота и тогда наступать было еще Труднее. Дул резкий ветер со снегом, слепило глаза, идти в таких условиях, особенно по соп­кам, было сложно. Натиск морских пехотинцев никакие трудности не могли остановить: ни сопротивление врага, ни отвесные скалы и бездорожье. Воинское мастерство, героизм и самоотвер­женность морской пехоты гнали гитлеровцев за пределы нашей Родины. Мы пришли в Норвегию, чтобы изгнать врага и оттуда.

В боях за норвежский порт Киркинес в одном из фьордов наш ба­тальон попал под сильный минометный огонь противника. Я был тяжело контужен, потерял слух, дар речи и зрение, множество мелких осколков впились в тело, как занозы.

Три месяца я провалялся в Госпитале, ХППГ -Н2 2204. Верну­лись зрение, дар речи, слух, вытащили все осколки. В конце января 1945 года после излечения в госпитале я был направлен в войсковую часть, т. е. 367-ю стрелковую дивизию, которая сто­яла на охране государственной границы. Поговаривали, что эту дивизию отправят на Дальневосточный фронт. В мае 1945 года, после Дня Победы, я с группой товарищей, переходя по льду одну из рек, оказались в полынье, под нами провалился лед. После принятия такого "душа" получилось осложнение на уши - ска­залась контузия. Я оказался в ЭГ -Н2 2310, находящемся в горо­де Мурманске. После излечения и полного выздоровления мне дали 3 группу инвалидности и демобилизовали из армии.

За участие в боевых действиях по освобождению Заполярья награжден: четырьмя благодарностями вождя, двумя медаля­ми "За боевые заслуги", медалью "За оборону Советского Запо­лярья", медалью "За победу над Германией", орденом Отече­ственной войны 2-й степени и другими юбилейными медалями, всего 16.

Последнее обновление 24.08.10 10:02  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterToday40
mod_vvisit_counterYesterday379
mod_vvisit_counterThis week2992
mod_vvisit_counterLast week4213
mod_vvisit_counterThis month14132
mod_vvisit_counterLast month143272
mod_vvisit_counterAll days3111150

We have: 13 guests, 2 bots online
Your IP: 54.159.120.168
 , 
Today: Апр. 28, 2017

Яндекс.Метрика



Объявления

– Что главное в жизни?
– Главное – не в жизни.