Крест Скорби и Покаяния

...и в том строю есть промежуток малый. Быть может, это место для меня...

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная Литература Книги Дорогами мужества
 Notice: Undefined variable: max_words in /srv/www/enterprises/risti/risti/plugins/content/jmaillike.php on line 78

Дорогами мужества

E-mail Печать PDF

Выдержки из книги о боевом пути 100-й гвардейской стрелковой дивизии, которая в июле 1944 года наступала севернее Петрозаводской дороги:

Харазия X. Л.Дорогами мужества. — М.: Воениздат, 1984.

 

Уточнив данные разведки и обстановку, командование дивизии решило форсировать Тулема-Йоки в районе населенных пунктов Ювенсу и Гиль-Кожа, построив боевой порядок в три эшелона. В первый эшелон был выделен мой 301-й полк со средствами усиления. Наша задача — после форсирования реки захватить плацдарм на противоположном берегу (в районе дороги Гиль-Кежа — Кясняселькя), уничтожить противостоящего врага и овладеть опорными пунктами [156] Колат-Сельга и Вага-ярви. Обеспечить с этого плацдарма ввод в бой войск второго эшелона дивизии.

Второй эшелон (304-й полк), форсировав водную преграду, наносит удар вдоль дороги Гиль-Кожа — Кясняселькя и овладевает пунктом Метсяпельто. И, наконец, третий эшелон (298-й полк) вначале очищает от бродячих вражеских групп тылы дивизии, а впоследствии тоже форсирует реку и развивает успех первого и второго эшелонов.

Вызвав на КП полка командира роты из 114-го отдельного саперного батальона старшего лейтенанта Г. Г. Хабибулина и командира саперного взвода старшего сержанта М. И. Ярославцева, я приказал им провести разведку берега на участке полка, места переправы.

— Вот здесь, — я показал им на карте, — надо провести более тщательную разведку и найти хотя бы одно пригодное место для переправы. О результатах доложите мне лично. Срок — три часа. Получите прикрытие — два отделения автоматчиков и два орудия. Вопросы есть?

Задача саперам была ясна, и они приступили к ее выполнению. Но не успели спуститься к реке, как их встретил яростный ружейно-пулеметный огонь финнов с противоположного берега. В группе появились раненые. Под прикрытием огня приданных им орудий саперы отошли от реки метров на 250 и начали совещаться. Решение одно: надо выявить и уничтожить огневые точки врага. Но как? Не подставлять же снова под пулеметные очереди свои головы...

И тогда по предложению сержантов Ю. Калашникова и С. Плотникова саперы решили пойти на хитрость: соорудили из плащ-накидок два чучела, набили их соломой, надели на них свои шинели и каски. И выставили на видном месте.

И ведь клюнуло! Снова заработали вражеские пулеметы. А этого только и нужно было саперам. Они засекли огневые точки и позиции снайперов и тут же ответили прицельным огнем. Враг замолчал.

Тогда саперы снова спустились к реке и начали поиск на заданном участке. Им повезло: удалось обнаружить подводный мост, такой же, как и на Видлице. Правда, он вот-вот должен был взлететь на воздух, ибо приближение саперов к реке снова было замечено и финны решили ликвидировать мост. Даже успели поджечь бикфордов шнур. Но наши гвардейцы С. Плотников, Ю. Калашников и А. Чаусов, невзирая на смертельную опасность, бросились в воду и перерезали горящий шнур. Мост был спасен, место для переправы найдено. На следующий день этот мост уже служил для переправы как нашему полку, так и другим частями дивизии. [157]

Ночь на 6 июля прошла в активной подготовке. Подразделения выдвигались на исходные позиции, готовилась артиллерия, подвозились боеприпасы.

Едва рассвело, загремели наши орудия. Коротким, но мощным ударом была подавлена огневая система врага, парализовано его управление. И тут же части первого и второго эшелонов на подручных средствах и по подводному мосту двинулись на противоположный берег. Они ворвались в опорные пункты противника и завязали там уличные бои. А к 12 часам дня был наведен и понтонный мост, по которому пошли артиллерия, танки и тылы. С их помощью сопротивление врага было сломлено окончательно, населенные пункты Колат-Сельга, Ювенса, Гиль-Кожа и Вага-ярви освобождены.

Вечером 7 июля 301-й и 304-й гвардейские стрелковые полки овладели населенными пунктами Хепомяки и Кясняселькя. Здесь враг, опираясь на систему заграждений, пытался во что бы то ни стало задержать наши части, чтобы вывести из-под удара свои главные силы, дать им возможность отойти и закрепиться на более выгодном рубеже.

В этой обстановке наш полк по приказу комдива совершил глубокий обходный маневр, охватив названные населенные пункты с северо-востока и севера. И повел отсюда наступление в южном направлении. 298-й гвардейский стрелковый полк, напротив, наносил удар с юга на север, навстречу нам. В результате были не только разгромлены гарнизоны в Хепомяки и Кясняселькя, но и освобождены Уома, Ваман, Артосенмяки, Кудино.

К глубокому прискорбию, в боях в районе населенного пункта Уома пал смертью храбрых командир 304-го гвардейского стрелкового полка подполковник С. И. Кукс. Он был сражен осколком снаряда в голову. По решению Военного совета 7-й армии тела С. И. Кукса и других офицеров, геройски павших в этих боях, были доставлены в город Лодейное Поле и торжественно захоронены над рекой Свирь, в том самом месте, откуда полки нашей дивизии и начали штурм многополосной обороны врага.

Личный состав 304-го полка тяжело переживал гибель своего любимого командира. Над его могилой гвардейцы поклялись еще беспощаднее истреблять ненавистного врага. И клятву свою они сдержали: 304-й гвардейский стрелковый полк одним из первых вышел на линию старой (существовавшей до 1939 года) государственной границы. [158]

А вот на этой линии наступление частей дивизии было приостановлено. И все из-за того, что враг заблаговременно подготовился, начал непрерывно контратаковать, вводя а бой довольно значительные силы. Полки же дивизии в предыдущих боях понесли ощутимые потери как в личном составе, так и в боевой технике. Да и люди вымотались основательно. Частям дивизии требовались и пополнение, и отдых.

Пока шло пополнение наших поредевших рядов и основной личный состав отдыхал, приводил себя в порядок, работала разведка. Из ее данных было видно, что перед нами — довольно мощная оборона врага, прикрытая хорошо развитой сетью препятствий, с большим количеством артиллерии. Такую лобовой атакой не прорвешь. Значит...

И вот наш полк получает задачу: совместно с приданной артиллерией и подразделениями САУ совершить 40-километровый обходный маневр по маршруту Уома, Мюллюселькя, гора Рая-Сельга и зайти с тыла к первой полосе обороны финнов. Затем ударом на северо-запад прорвать ее и, овладев горой Рая-Сельга и высотой 119,0, закрепиться на них. Одновременно частью сил, двигаясь на Райконкоски, перерезать проходящие здесь железную и шоссейную дороги, тоже закрепиться и прочно удерживать их.

На этот марш нашему полку отводилось около суток. Мы быстро пополнились боеприпасами (в основном за счет других частей дивизии) и выступили. Маршрут выдался очень тяжелым: мало того что по своим естественным условиям сама местность была труднопроходимой, нам к тому же приходилось преодолевать множество искусственных препятствий — лесных завалов, минных полей. И все же к исходу дня наш передовой отряд — 3-й батальон, усиленный ротой САУ и артиллерийской батареей, — подошел к горе Рая-Сельга.

Вскоре сюда подтянулись и остальные подразделения полка. Всю ночь мы готовились к штурму горы: подтягивали отставшие САУ и артиллерию, занимали исходные позиции для атаки, намечали ее направления. В первом эшелоне должны были идти 2-й и 3-й батальоны, во втором — 1-й батальон.

Перед атакой батальонов произвели короткий огневой налет (снарядов было все-таки мало, их нужно беречь для последующих действий). И — вперед. С боем продвинулись до середины горы. И тут батальоны временно залегли, отбивая контратаки врага. Их было три. Сначала финны контратаковали силами до роты, а затем даже и до батальона. Но всякий раз наши гвардейцы отбрасывали противника. [159]

Бой длился весь день. И лишь вечером нам удалось очистить гору, а заодно и высоту 119,0 и закрепиться на них.

Прошла ночь. А утром 1-й батальон получил от меня задачу: выйти в район хутора Силин, взять его, а затем ударом на юго-запад достичь шоссейной дороги Лаймола — Сюску-ярви (в районе озера Уксу-ярви) и перерезать ее. Что и было им сделано.

Потом было еще несколько дней напряженнейших боев за удержание горы Рая-Сельга, за шоссе и железную дорогу. Полк свою задачу выполнил с честью. А это помогло другим частям дивизии выбить врага из населенных пунктов Хаппонен и Котоярвен и 12 июля выйти ко второму оборонительному рубежу финнов на линии старой госграницы.

14 июля дивизия по приказу командира 37-го гвардейского стрелкового корпуса была выведена в район населенного пункта Хаппонен, а свою полосу передала 215-му и 150-му батальонам укрепрайонов. Должен сказать, что это были довольно мощные подразделения, укомплектованные по полному штату, хорошо вооруженные и приспособленные к оборонительному бою. Но именно к оборонительному. Это-то, видимо, и сказалось на очередном решении нашего вышестоящего командования: через сутки, еще на марше, мы получили приказ вернуться обратно. И как можно быстрее.

Повернув назад, мы тем не менее гадали — что же произошло после нашего ухода? Ответ нашли очень скоро: буквально через три-четыре километра наши полки столкнулись... с финскими войсками, следующими в походных колоннах нам навстречу. Вот это номер! Как удалось противнику оказаться в тылу у уровцев, да еще так свободно маршировать?

Правда, финны, заметив нас, боя не приняли, а поспешно двинулись назад. Мы начали преследовать их, но до схватки дело не дошло, так как враг, опять же свободно, перешел нашу бывшую полосу обороны и... осел на своем втором рубеже.

Что за чудеса в решете? Где же уровцы? Почему в их обороне такие прорехи?

Оказалось, что в ночь нашего ухода батальоны УРов не успели занять всю полосу обороны дивизии. А финны этим немедленно воспользовались. Они просочились через незакрытые участки — и вот результат. Хорошо еще, что мы вовремя подоспели.

До августа мы вели бои на прежних позициях. А затем пришел приказ снова сдать свою полосу и прибыть в населенный пункт Лодейное Поле. [160]

Прибыли. И тут оказалось, что здесь нас уже ждут эшелоны. Выходит, прощай Карелия?

Да, все было именно так. Нашу дивизию действительно снимали с этого фронта. Но куда пошлют? Это пока держалось в тайне.

Запомнилось, как провожал нас в Лодейном Поле командующий фронтом генерал К. А. Мерецков. Он побывал в каждой из наших частей. Встречался с воинами, сердечно благодарил их за ратный труд, за их вклад в освобождение Карелии. Многим тут же вручал ордена и медали.

Я тоже был удостоен высокой правительственной награды — ордена Суворова III степени. Одновременно генерал К. А. Мерецков объявил, что мне присвоено звание полковника.

И вот мы уже в эшелонах. Прощай, Карелия!

Последнее обновление 24.08.10 10:02  

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Последние комментарии

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterToday104
mod_vvisit_counterYesterday499
mod_vvisit_counterThis week603
mod_vvisit_counterLast week4060
mod_vvisit_counterThis month15287
mod_vvisit_counterLast month143272
mod_vvisit_counterAll days3112305

We have: 97 guests online
Your IP: 54.198.190.185
 , 
Today: Апр. 30, 2017

Яндекс.Метрика



Объявления

«Прошлое — это неплохое время. Не надо ни забывать о нем, ни жалеть. и не стоит быть его пленником».

Мик Джаггер